Портал Шишонина. Будьте здоровы с доктором Шишониным!

Доктор Шишонин: Колючие цветы жизни

Синдром дефицита внимания и гиперактивности (СДВГ) – это относительно новая болезнь и огромная проблема, которая не имеет решения в рамках современной медицины. А у доктора Александра Шишонина есть совершенно конкретный подход к её излечению. Какой же?

– СДВГ. Уже из названия ясно, каковы симптомы и беды болезни – нет усидчивости, дети не могут сосредоточиться на учёбе, внимание рассеяно, успеваемость низкая, а стало быть, в будущем низкая социальная успешность, высокий риск асоциальных проявлений со всеми вытекающими… 

Такие дети и сами психуют, и весь класс заводят. А ещё у них происходит смена маниакально-депрессивных состояний. Маниакальность – это когда у ребёнка очень хорошее настроение, он возбуждён, носится как угорелый. А потом вдруг срывается в депрессию, сидит, смотрит в одну точку, ничего не хочет, никого не видит. Понятно, что такой ребёнок не может нормально учиться. И в Штатах, где впервые обозначили это состояние как диагноз, тот факт, что ребёнок не может учиться, родителей очень беспокоит, и это понятно: не можешь учиться – под мостом жизнь закончишь. Значит, такие перепады надо любой ценой устранить!

При этом число больных растёт! В 1978 году в США выявляли на 1000 детей одного такого ребёнка, а сейчас с таким синдромом диагностируют 10% детей. Рост – в сто раз! 

Но что такое синдром? Синдром на медицинском языке означает «симптомокомплекс». То есть целый комплекс симптомов, объединяемых в один синдром. Но ни симптом, ни синдром не могут являться диагнозом! Отмечая симптоматику, мы ведь только констатируем признаки заболевания, однако в чём его корень? В чём причина появления всего этого комплекса признаков, которые как-то незаметно подменили собой диагноз даже в самом названии болезни?

Нигде в научной литературе, ни в каких источниках я не видел, чтобы речь шла о причинах – почему же ребёнка так колбасит? Но при этом везде идёт речь о методах лечения!.. А что же вы лечите-то? Синдром? Получается, ничего вы не лечите, вы просто заметаете мусор под ковёр – убираете симптомы. Рвёте листья, а не корни.

И как же сегодня врачи «лечат» плохое поведение и перепады в настроении? 

– Есть два способа. Первый – когнитивно-поведенческая терапия. Она получила все возможные обоснования с точки зрения науки. То есть статистика подтвердила эффективность этого метода, и он вошёл в арсенал нашей любимой доказательной медицины. Действительно хороший метод! Он представляет собой активный диалог с разными игровыми элементами между терапевтом и пациентом. Но это очень дорогой метод, как любая психотерапия, причём детская психотерапия дороже взрослой, потому что сложнее. 

Второй способ – «колёса». Назначение фармпрепаратов, в основном психостимуляторов. Все они действуют через допаминовые и серотониновые рецепторы. Торговых наименований много, но одно действующее вещество – метилфенидат. Он улучшает настроение, бодрит, повышает ясность мысли. Но при этом если вы откроете даже Википедию, то увидите, что там откровенно написано: «Механизм действия на данный момент достаточно не изучен». А среди побочек при передозировке – «конвульсии, эпилептические припадки, интенсивные галлюцинации, сопоставимые с галлюцинациями от кокаина, внутричерепные кровоизлияния, разрушение кровеносных сосудов и повреждение головного мозга», ну и психозы. 

В депрессивной фазе препарат и вправду хорошо действует, ребёнок выходит из депрессии. Но его ведь назначают на постоянной основе! А в маниакальной стадии он так взбадривает, что приходится принимать антипсихотические препараты, или, иначе говоря, печально известные нейролептики. 

Но этим дело не заканчивается. Потому что серотонино-допаминовый механизм мозга расшатывается, и эти дети рано или поздно срываются в хроническую депрессию. И тогда им прописывают антидепрессанты. Вообще, надо сказать, что это настоящая беда – в США в пять раз за последние двадцать лет выросло назначение нейролептиков, и препараты с метилфенидатом в США детям назначают уже с двух лет. А что? Страховка покрывает! По всем протоколам препарат исправно проведён! А родители… Они же не медики, у них своя работа, на них кредиты, им проще дать таблетку, потому что на психотерапевта денег нет, это для миллионеров. Тем более наркотиками эти таблетки не считаются, это просто сильнодействующие препараты.

 В России тоже такое детям прописывают?

– Когда ко мне приводят детей с этим синдромом, я всё время сталкиваюсь с тем, что они уже находятся под воздействием препаратов. Неудивительно: объём научной информации идёт огромный, наши специалисты его читают и, естественно, идут в ногу со временем! Нужно понимать, как вообще работает система… Вот получил ты диплом, стал психотерапевтом или психиатром, тебе надо расти дальше. Тебе нужны цитирования по индексу Хирша. Для этого необходимо начитывать англоязычные источники и на них ссылаться в статьях. А когда ты много литературы через себя пропускаешь, волей-неволей начинаешь прочитанное применять, ведь так убедительно написано – статистика, доказательная медицина, вот это вот всё… Но информацию из этих медицинских журналов я бы даже научной не назвал, потому что наука – это познание причин и следствий, а там чисто статистическое описание воздействия на поведение разных комплексов препаратов.

В общем, приходят ко мне дети, которым молодые и передовые врачи назначили горсть препаратов. Приходят потому, что результата нет – успеваемость всё равно не растёт, перепады в настроении по-прежнему случаются и ребёнок постоянно то в одной фазе, то в другой.

И с какого возраста приводят?

– С детсадовского, лет с трёх… В России тоже есть хорошие ребята – когнитивисты, психотерапевты. Но в большинстве своём дети всё же чаще попадают к врачам-таблеточникам. Ребёнок начинает себя неадекватно вести, его отправляют сначала к неврологу, который, кроме сосудистых препаратов, ничего назначить не может, что он успешно и делает. А при СДВГ приём сосудистых препаратов приводит только к обострениям, мы дальше поймём почему… А потом ребёнок попадает к психиатру или специалисту по аутизму – таких детей часто принимают за аутистов, потому что, если перепады настроения глубокие, ребёнок может дойти до такой степени отключения, что перестаёт реагировать, не идёт на контакт, молчит и смотрит в одну точку. Таким детям часто ставят аутизм.

Есть и другая форма крайнего проявления СДВГ – в виде кратковременной потери сознания по типу эпилептических припадков. Эти дети попадают к эпилептологу. Там делают ЭЭГ – электроэнцефалограмму мозга, а на ней нет никаких признаков очагов эпилептической активности. Если эпилепсия настоящая, это видно сразу. А тут нету! Поэтому ставят не эпилепсию, а эпилептиформный синдром. Но препарат назначают как при эпилепсии. 

А препараты эти, и которые эпилептологи назначают, и которые назначают при аутизме, ещё больше глушат психику. Таких детей, что с ложной эпилепсией, что с ложным аутизмом, довольно много, и периодически они ко мне попадают. Но это всего лишь крайние формы СДВГ.

В общем, поскольку иностранные протоколы наступают на нас широким фронтом, наши врачи начали их постепенно внедрять и препараты прописывать. И, к сожалению, если такой ребёнок с СДВГ после операции по поводу серьёзной травмы для снятия послеоперационных болей получит что-то из опиоидного ряда лекарств, считай, пропало – это готовый наркоман. Дальше только опиоиды! В Штатах столкнулись уже с такой бедой, что препаратами с метилфенидатом дети сами уже закидываются, чтобы взбодриться, легко передозируются и попадают в токсикологические отделения. Я даже в фильмах голливудских слышал такие фразы: «Что ты боишься экзамены сдавать, выпей таблетку и сдашь нормально!..» Есть, кстати, фильм, не помню его названия, где чувак принимает таблетки и становится на время гением. Такая идея возникла у сценаристов как раз потому, что в американской культуре это уже есть…

А почему за последние четыре десятка лет вдруг такой рост заболеваемости этим СДВГ – в сто раз?

– Потому что на то есть причина. И она связана с колоссальным информационным взрывом – как раз примерно с той поры началась компьютерная революция и стали распространяться электронные игры. Резко возросла когнитивная нагрузка на детские мозги. Те дети, которые сорок лет назад имели предпосылку к развитию подобного состояния, до него просто не доходили. А теперь им рвёт крыши. А так как информационная нагрузка увеличивается, процент больных детей будет и дальше расти. Причём кто-то успешно проскакивает школу и их накрывает уже в институте, поскольку в некоторых вузах нагрузки очень велики. Механизм понятен – когда мозг перестаёт справляться с нагрузками, происходят резкие изменения в эмоциональной сфере, меняются поведенческие реакции. Человек сломался…

…несите нового!

– И подвержены этой напасти люди от 2 до 24 лет. А тем, кто постарше, ставят уже психиатрические диагнозы – психотические расстройства, маниакально-депрессивный психоз и тому подобное. Хотя человек просто не справился с эмоциональной либо когнитивной нагрузкой.

Так. И каковы черты начинающегося синдрома, на которые родители должны обратить внимание, чтобы поймать на дальних подступах?

– Беспокойство, склонность к периодическим зависаниям в дурном настроении, депрессии, плохое поведение и агрессивность, ребёнку говорят «сядь спокойно!» – а он не может.

Я сейчас быстро пробегусь по настораживающим признакам, а потом пройдёмся по ним и причинам, вызывающим СДВГ, подробнее… 

Итак, родители должны насторожиться, если младенчик часто срыгивает. Если ребёнок плохо спит. Если у него случаются кровотечения из носа. Если кислый запах изо рта. Если его укачивает в машине. Если он боится ездить или застрять в лифте. Если у него проблемы в школе, прежде всего с русским языком и литературой. Если он вообще плохо учится, убегает из дома… Всё это предвестники начинающегося или уже начавшегося СДВГ.

Какова же причина этого поганого СДВГ?

– Она, к сожалению, весьма распространена в современном мире – хроническое кислородное голодание мозга. Банальная нехватка кислорода в головном мозге и вызывает указанные симптомы. Человек как будто всё время придушен!.. Поэтому организм тянет подвигаться побольше, чтобы продышаться, выйти куда-то на открытое место, у многих возникает клаустрофобия разной степени – боязнь замкнутого пространства. Вот, например, на лифте ребёнок почему-то не любит ездить или хочет из класса выбежать во время урока… Недостаток кислорода!

Профессор Ратнер, незаслуженно забытый нашей медициной, называл это хронической гипоксией головного мозга. А возникает это состояние, как прекрасно описано в монументальной работе Ратнера «Неврология новорождённых», которую мало кто из врачей читает, в результате скрытых родовых травм новорождённых. И то состояние, названное им хронической гипоксией головного мозга, которое отражается на поведении, успеваемости, точь-в-точь соответствует сегодняшнему синдрому дефицита внимания и гиперактивности! Но никаких других работ, кроме ратнеровских, утверждающих эту связь, нету. А Ратнером это было гениально описано ещё в прошлом веке.

И я по своей практике вижу, что, когда к нам приводят вот такого ребёнка, всегда мы находим у него разные скрытые подвывихи, пережимающие кровоток, что и приводит к развитию СДВГ. Но стоит восстановить анатомию шейного отдела и соответственно кровоток до нормы, как проблема уходит. Если же ребёнок сидел на препаратах, например противоэпилептических, вот тут проблема – приходится снимать его с «колёс».

Родители таких детей приходят и обычно приносят с собой ЭЭГ, на которых сразу видно, что нет там никакой эпилепсии. Да и без всяких электроэнцефалограмм родители сами могут установить, эпилепсия это или ложная эпилепсия: если ребёнок падает, теряет сознание и даже слегка дёргается, но пена изо рта не идёт, скорее всего это не эпилепсия, а крайняя форма проявления СДВГ. Что потом подтвердит и ЭЭГ, и эпилептолог, который впишет ему «эпилептоформное состояние» вместо «эпилепсия». Правда, таблетки всё равно пропишет от эпилепсии…

Жизненная дорожка таких детей такова: необнаруженная родовая травма в виде подвывиха в шейном отделе, затем в два года родители обнаруживают аномальное поведение, ведут к врачу. И начинают «лечить» – в США сразу подсаживают на таблетки, а нашу страну эта эпидемия массово захлестнёт через несколько лет.

Слушайте, эти скрытые родовые травмы есть практически у каждого ребёнка. Но СДВГ не у всех.

– Во-первых, все дети разные и все подвывихи разные. А во-вторых, все родители разные. У одних пролетариев ребёнок учится плохо, так они его особо и не прессуют, пусть переползает с двойки на тройку, «как деды наши и прадеды жили». Соответственно у него этот синдром не проявится. А на другого троечника начнут давить, и он сорвётся от непосильной нагрузки – начнёт убегать из дому, агрессивничать, потом впадать в депрессию… Как по нотам. Кстати, у всех этих детей повышенное давление.

А почему их вообще колбасит из плюса в минус?

– Хороший вопрос. Как возникает гиперактивность – то самое возбуждение, когда с ребёнком справиться невозможно? 

Представьте, позвонок немного смещён, кровоток в позвоночных артериях чуть пережат, крови поступает в ствол головного мозга меньше нормы. Но сердце-то качает как положено! Оно-то подаёт сколько надо! И куда уходит лишняя кровь? По сонным артериям в кору головного мозга, активизируя её избыточным кислородом. Вот вам перевозбуждение. 

А ствол мозга при этом не тянет. Но в нём идёт обработка информации ото всех датчиков – вкусовой информации, зрительной, слуховой, тактильной. И всё это заторможено, человек живёт в режиме дефицита внимания. В коре перевозбуждение, а «внизу» – торможение. Поэтому ребёнка и качает то в маниакальную фазу, то в депрессивную. То усидеть на месте не может, то сидит глазами в стенку.

И чем больше зажим, тем больше дисбаланс между корой и глубинными структурами мозга, вплоть до упомянутых выше потерь сознания в фазе депрессии и абсолютно шизофренических проявлений в фазе активности. Кстати, про шизофрению я не шучу, в данном случае она возникает на фоне токсикационного психоза, как результат токсического отравления коры мозга.

Таблетками?

– Кислородом! В коре его переизбыток, потому что туда кровь доставляет свободная сонная артерия, а в нижних отделах мозга – недостаток, потому что позвоночная артерия анатомически расположена так, что может пережиматься позвонками и спазмами шейного отдела. Кстати, самый известный пример психического расстройства из-за отравления – белая горячка…

Ладно, давайте вернёмся к симптомам, на которые родители должны обратить внимание. 

– Вот прекрасный симптом – недостаточность диафрагмального сфинктера. Этот сфинктер перекрывает дорогу от пищевода к желудку. И если он работает плохо, ночью происходит заброс кислого содержимого желудка обратно в пищевод. В горле возникает раздражение, ребёнок встаёт в кроватке, начинает кашлять, изо рта у него пахнет кислятиной и рвотой. Сначала думают, что это коклюш, потом понимают, что не коклюш, и начинают снова «лечить» симптомы: дают препараты, которые назначают взрослым при язве желудка – блокаторы соляной кислоты. И желудок бедным детям вытравливают напрочь, потому что ребёнок постоянно сидит на этих препаратах, иначе он просто спать не может из-за постоянного рефлюкса. Аппетита у него тоже нет. В общем, не жизнь, а мучение. Иногда даже делают полостную операцию – оперируют сфинктер!

А фишка в том, что в шее есть так называемый диафрагмальный нерв, который идёт вниз от третьего, пятого и седьмого позвонков в средостение, к диафрагме. Если какой-то из этих позвонков смещён, нерв пережат, импульсы, тонизирующие диафрагму и сфинктер, проходят плохо, а значит, диафрагма атонична и сфинктер расслаблен. Я таких детей перелечил… ну, не скажу, что много, поскольку проблема эта неврологическая, а попадают эти несчастные дети часто не по адресу – к гастроэнтерологам. И проблема эта тоже описана в «Неврологии новорождённых» у Ратнера отдельной главой. Но Ратнер не знал, что с этим делать. А мы знаем – восстанавливаем шею, проблема уходит.

Почему я про неё вспомнил, потому что у моей жены есть дочь от первого брака. А у неё есть сын, то есть внук моей жены – Лёва. И вот наш Лёва бегал-играл и долбанулся об угол стола. Да так сильно долбанулся, что бровь ему зашивали. А через неделю у него начался ночной рефлюкс. И пока я не узнал про это, его уже начали пичкать таблетками «Омепразола». Я сказал: «Вы что, охренели, что ли?» Сделал ему шею за пятнадцать сеансов, и проблема ушла. Это же ратнеровская классика! Только тут была не родовая травма, а приобретённая – ударился башкой, свернул шею.

Какие симптомы ещё требуют родительского внимания? Вы про укачивание в транспорте говорили. Почему их укачивает-то?

– Из-за плохого кровоснабжения мозжечка… А поскольку сердце старается подать кровь в голову по норме, куда надо, она не проходит, а там, где не надо, образуется избыток, что может приводить к частым носовым кровотечениям.  Вот вам два характерных признака, часто сопровождающих СДВГ, – кровотечения и укачивание…

У меня есть пример – мой сын. Сейчас он школьник, а когда только родился, я всего этого ещё не знал, поскольку шею лечил в основном взрослым, но в три года заметил у него носовые кровотечения по ночам. Кроме того, сын в три года плохо говорил, поздно начал ходить и в машине блевал... И меня осенило. Я ему починил шею, и у него тут же прекратились носовые кровотечения, перестало укачивать в машине, он быстро заговорил и потом даже пошёл в школу на год раньше. Сейчас прекрасно учится, догнал одноклассников по росту, хотя на год младше, отличник по математике. Единственный след остался от былой травмы – до сих пор у него подхрамывает русский язык. Это, кстати, характерный признак – если у русского ребёнка хромает русский и литература, родителям надо встревожиться. Это предтеча того, что при повышении когнитивной или эмоциональной нагрузки у ребёнка может развиться СДВГ.

Своему сыну и дочери я делаю коррекцию шеи раз в неделю, потому что от жизненных стрессов шею у нас у всех периодически поджимает, и те, кто внимательно следит за нашими публикациями, знают механизм, почему это происходит, не стану повторяться… Поэтому хотелось бы, чтобы в каждой школе был свой специалист по снятию мышечных спазмов в шее на ранних стадиях, потому как эффект спазмирования имеет свойство накапливаться и, в конце концов, глубокие мышцы могут дойти просто до каменного состояния, нарушив питание дисков, а отсюда грыжи, протрузии, головные боли, давление и прочие проблемы, о которых мы говорили в прежних публикациях.

У нас есть пульмонологи, дантисты, ухо-горло-носы… но почему-то шея, через которую идёт кровоснабжение мозга, в нашей медицине не только не удостоилась отдельного специалиста, но и вообще выпала из внимания. Как будто шеи и нет. 


А она есть. И она мстит…